Конституционный зуд: джентльмены меняют правила?
Год петуха 2017: как встретить год петуха и что нужно знать. Готовимся к году петуха! Гороскопы, советы, что накрыть на стол, что одеть и многое другое.

Год Петуха 2017

Как встретить год петуха: что нужно знать

Конституционный зуд: джентльмены меняют правила?

Тема конституционных изменений снова прозвучала в Украине. На этот раз отличился Владимир Гройсман, подчеркнувший, что избирательная система в Украине не совершенна, а процесс внесения изменений в Конституцию необходимо активизировать.

Стремление премьера продемонстрировать готовность быть самостоятельным политическим игроком в условиях стартовавшей президентской кампании понятно, хотя и не совсем логично для парламентско-президентской республики. Впрочем, наши политики продолжают действовать так, словно полномочия главы государства остаются гипертрофированными.

Заявления Гройсмана выглядят особенно интересно в свете предложений его ситуативных политических партнеров из «Народного фронта», также предлагавших подчеркнуто громко внести изменения в Основной Закон. Правда, «фронтовые» конституционные инициативы остались на уровне деклараций, публично эти предложения не обнародовались. Отмечу, что и премьер, и «фронтовики» остаются заинтересованными в эффективной работе парламентской коалиции, которая при столкновении с конституционными вызовами может дать слабину в самый неподходящий для этого момент.

Внесение изменений в Конституцию не является экстраординарным процессом для демократического государства, однако в отечественных реалиях есть несколько факторов, на которые стоит обратить внимание. Во-первых, стремительно приближаются президентские выборы, и в этот период КПД парламента, равно как и взаимопонимание внутриполитического класса, по традиции существенно падает. Напомню, что Леонид Кучма, инициировавший политическую реформу на излете своего правления, внес свои инициативы на рассмотрение за полтора года до неудачного голосования за внесение изменений в Конституцию в апреле 2004 года. Продолжительное обсуждение (или его имитация) позволили определить слабые и сильные стороны проекта, но и стали катализатором формирования центра противодействия политической реформе.

Во-вторых, изменения в Основной Закон в части децентрализации необходимо отделить от навязанных в 2014 году новелл, направленных на обеспечение «особого статуса Донбасса». Технически это сделать вполне возможно, а вот объяснить нашим западным партнерам будет несколько сложно, тем более – после пролонгации осенью 2017 года закона «Об особом статусе ОРДЛО», необходимой для демонстрации договороспособности официального Киева в процессе урегулирования конфликта на Донбассе.

В-третьих, далеко не факт, что идея внесения изменений в Конституцию найдет необходимую поддержку в депутатском корпусе. К примеру, Юлия Тимошенко не поддерживала лично соответствующие изменения ни в декабре 2004-го, ни в июне 2016-го, и далеко не факт, что консолидировать необходимые две трети депутатского корпуса будет легко. Здесь присутствует и фактор недостаточной способности депутатского корпуса к мобилизации. Да, прошлой осенью парламентарии проголосовали за важные реформы, принимают необходимые для усиления обороноспособности страны законы, но слишком часто пленарные заседания закрываются досрочно из-за отсутствия депутатского кворума.

Не лишним будет напомнить, что Конституционный Суд уже продолжительное время работает без председателя, и треть судей в нем назначены во время президентства Виктора Януковича. Кстати, и сама судебная система Украины, мягко говоря, далека от идеального состояния. Об этом хорошо знают в украинском обществе, где превалирует настороженное отношение к любым инициативам власти по одной простой причине: они недостаточно эффективно сопровождаются в информационном пространстве страны. В условиях разворачивающейся президентской кампании это будет означать, что найдутся желающие подтянуть иностранных партнеров для противодействия конституционным изменениям.

Поэтому вероятность внесения изменений в Конституцию в условиях гибридной агрессии со стороны России и значительной турбулентности общественных отношений остается невысокой. Впрочем, это не помешает политикам с самоотверженным видом говорить о необходимости реформирования Конституции, не уточняя сроков проведения преобразований.

Евгений Магда, директор Института мировой политики
ГЛАВРЕД

Источник